Белая полоса для Ахметова

07.04.2017 12:00:00

Черная полоса для, по-прежнему, №1 украинских бизнесменов, кажется, завершается. Проблема долгов у компаний, принадлежащих Ринату Ахметову, в последнее время была наиболее актуальной в связи с экономическим кризисом. Сложностей добавила и т.н. "блокада Донбасса", но так или иначе, сейчас тучи рассеиваются. Власти идут на все, чтоб компенсировать потери олигарха. Даже несмотря на угрозу частичной национализации его основного актива в сфере телекоммуникаций, ПАО "Укртелеком", национального оператора фиксированной телефонной связи.
 
Звонок от ФГИУ
 
В конце марта т.г. СМИ сообщили, что Фонд госимущества Украины (ФГИУ) приступает к расторжению договора о продаже 92,79% "Укртелекома" (УТ), которые группа SCM Р.Ахметова в мае 2013 г. купила у зарегистрированной в Австрии фирмы Epic.
 
Формальная причина - невыполнение инвестобязательств в части передачи государству правительственной спецсвязи, которая находилась в структуре УТ, еще когда он был госкомпанией.
 
При этом в УТ утверждают, что давно готовы передать все необходимые кабеля и оборудование Госспецсвязи – только та почему-то не хочет принимать их на баланс.
 
Не менее запутанно выглядит ситуация с обвинением нынешнего владельца в невыполнении инвестобязательств по УТ.
 
В открытом доступе имеется концепция постприватизационного развития УТ, утвержденная ФГИУ и Кабинетом министров Украины (КМУ).
 
Она предусматривает инвестиции в сумме 450 млн грн. в течение 5 лет. Тогда как только за 2012 г., т.е. даже еще до покупки Р.Ахметовым, УТ отчитывался об освоении 457 млн грн. капитальных инвестиций.
 
Кроме того, в 2016 компания заключила договор с китайским производителем Huawei на $250 млн о поставках оборудования для своих АТС до 2018 г.
 
Тем не менее, как следует из заявления главы ФГИУ Игоря Белоуса, он не сомневается в решении суда о возвращении УТ в госсобственность.
 
Но в таком случае нынешнему владельцу надо вернуть 11 млрд грн., уплаченных в 2011 г. Epic при покупке УТ. А вот как раз это И.Белоусу не хочется делать.
 
"Мы наверняка получим судебный процесс на крупную сумму, которую не сможем выплатить. Кому мы продадим его потом за 11 млрд грн.? Нужен компромисс", - заявлял он в интервью СМИ.
 
Именно поэтому СМИ со ссылкой на источники на телеком-рынке указывают, что скорее всего, такой компромисс и будет реализован в виде возвращения государству доли в УТ.
 
Тогда SCM останется основным владельцем, но получит льготы по уплате долгов перед государственными Ощадбанком и Укрсимбанком. Это довольно серьезная сумма – 4 млрд грн.
 
Крайний срок погашения задолженности был 15 марта т.г. И раз ни банки, ни УТ, ни SCM – никто не сообщил о выплатах, значит, они не состоялись.
 
Таким образом, у ФГИУ появляется весомый дополнительный аргумент требовать расторжения договора о приватизации УТ – и тогда государство становится владельцем доли в компании в обмен на списание части долга и отсрочку остального платежа.
 
Данный вариант действительно представляется весьма вероятным и удобным для обеих сторон.
 
Для государства это возможность формально сохранить лицо – ведь просто так "простить" крупную сумму должнику оно не может. Еще более выгодна такая схема для SCM.
 
Если государство получит 20-25% в УТ, это означает, что управление компанией, контроль за ее финансовыми потоками – все остается у менеджеров Р.Ахметова.
 
Государство же сможет только претендовать на дивиденды – часть отчислений от чистой прибыли, полученной за год работы.
 
Для компаний, в которых государство является 100% собственником, норматив начисления дивидендов составляет 50% от полученной чистой прибыли. Хотя для некоторых госкомпаний он значительно меньше. Например, для ПАО "Укргидроэнерго" и Ощадбанка – 30%.
 
В частных компаниях эти нормативы не действуют – там владелец сам решает, сколько он хочет положить себе в карман. Дивидендные выплаты могут составить 100% чистой прибыли, а могут и 0%.
 
Кстати, заодно можно вспомнить, с каким скрипом КМУ добивался уплаты дивидендов от ПАО "Укрнефть", в которой государству принадлежит 51%, а 43% - у совладельцев группы "Приват".
 
Там годами срывалось проведение общего собрания акционеров, которое и утверждает начисление дивидендов. Достаточно сказать, что выплаты за 2006 г. государство получило лишь в 2011 г.
 
Но даже если предположить, что в случае с УТ не будет подобных финтов и акционеры утвердят выплаты 30% чистой прибыли в качестве дивидендов – что тогда?
 
По итогам 2015 г. УТ отчитался о 445 млн грн. чистой прибыли, в 2016 г. – о 244 млн грн. Прямо скажем, весьма скромная сумма для компании с годовым доходом 6,6-6,8 млрд грн.
 
Итак, если у государства будет 25% пакет в УТ, то оно получает за 2015 г. – 33,375 млн грн., за 2016 и того меньше – 18,3 млн грн. Напомним, долг компании перед госбанками – 4 млрд грн.
 
Думается, эти нехитрые расчеты наглядно иллюстрируют, выгодно или невыгодно для SCM конвертировать долг перед госбанками в акции УТ.
 
Поэтому если события вокруг "Укртелекома" будут развиваться по такому сценарию, в проигравшие Р.Ахметова записывать точно не стоит.
 
Долги на потом
 
В конце марта т.г. холдинг "Меттинест", управляющий горно-металлургическим бизнесом Р.Ахметова и В.Новинского, сообщил о реструктуризации долгов на $2,3 млрд.
 
Согласно сообщению, выплаты с 2016-2018 гг. перенесены на 2021. Таким образом, компания избежала неприятностей, связанных с дефолтом.
 
Кроме того, до конца 2018 "Метинвест" будет платить только 30% по своим долговым обязательствам. И это, безусловно, достижение.
 
Оно имеет свою цену: группе Р.Ахметова-В.Новинского пришлось отдать в залог кредиторам акции и оборудование Центрального и Ингулецкого горно-обогатительных комбинатов, а также Мариупольского металлургического комбината им.Ильича.
 
Теперь их дальнейшая судьба зависит от того, сможет ли группа в 2021 погасить долги. На это прежде всего влияет конъюнктура внешних рынков. Т.е. мировые цены на железную руду и стальной прокат.
 
Свою роль может сыграть и внутренняя ситуация в Украине, где расположено большинство предприятий "Метинвеста".
 
Ранее на деятельности компании негативно отразились блокада грузового железнодорожного сообщения с неподконтрольными территориями Донецкой и Луганской обл., на которых осталась часть ее активов – в настоящее время объявленных утраченными.
 
Кроме того, аукнулись и возникшие во II полугодии 2016 проблемы дефицита вагонного парка у госкомпании ПАО "Укрзализница", не обеспечившей в полном объеме перевозку готовой продукции и сырья - руды и металлургического угля, для комбинатов "Метинвеста".
 
Кроме того, абсолютно непредсказуемой остается дальнейшая налоговая и тарифная политика Кабинета министров Украины. Если, допустим, он решит опять повысить железнодорожные тарифы или ренту за добычу железной руды – это отрицательно скажется на финансовых результатах "Метинвеста".
 
Поэтому нельзя полностью исключать и негативный сценарий, при котором в 2021 г. ИнГОК, ЦГОК и ММКИ будут проданы кредиторами в счет погашения долгов компании.
 
И тут надо обратить внимание на еще одно важное обстоятельство. Ранее выплаты по облигационным займам "Метинвеста" на общую сумму $1,2 млрд были растянуты на 3 года: 2016-2018.Теперь весь долг предстоит вернуть одним платежом, в конце 2021. Это труднее сделать и таким образом для холдинга повышаются возможные риски.
 
Есть и другие вопросы относительно долговой политики его менеджмента. Так, по состоянию на август 2016 г. общий долг "Метинвеста" составлял $2,932 млрд.
 
Это соответствует его докризисным показателям: $2,95 млрд в 2007 г. и $2,65 млрд в 2008 г. Но тогда для Р.Ахметова была иная ситуация как в украинской политике, так и в экономике.
 
Так, в 2008 г. чистая прибыль "Метинвеста" составила $2,8 млрд при выручке $13 млрд. Группа уверенно опережала большинство своих конкурентов - российских металлургических компаний.
 
Например, прибыль группы "Северсталь" за 2008 г. была $2 млрд при доходе $22,39 млрд., Evraz Group - $1,87 млрд при доходе $20,38 млрд.
 
Только самая рентабельная российская компания в этой отрасли, группа Новолипецкого меткомбината (НЛМК), в 2008 г. обгоняла "Метинвест" по соотношению прибыли к доходам: $2,28 млрд и $11,7 млрд соответственно.
 
Но сейчас, напомним, на календаре 2017 г. и многое изменилось не в лучшую сторону: как для металлургии в целом, так и для бизнеса Р.Ахметова в частности.
 
И это нашло свое отражение в финансовых результатах. За 2016 г. компания еще не опубликовала отчетность, но за 2015 г. у нее был чистый убыток $1,003 млрд.
 
Скорее всего, за 2016 финрезультат будет близок к 2014 г., по итогам которого получена чистая прибыль $156 млн. На это указывают промежуточные результаты за первое полугодие 2016 - чистая прибыль в $90 млн.
 
Но самое главное, из-за падения мировых цен на руду и сталь обвалились доходы "Метинвеста" – до $6,832 млрд в 2015 г., т.е. почти в 2 раза по сравнению с докризисным показателем.
 
За 2016 г. будет примерно столько же или еще меньше – поскольку за январь-июнь выручка оставила всего $2,88 млрд.
 
Итак, при столь радикальном ухудшении финансовых показателей долг компании остался на докризисном уровне.
 
Тогда как те же российские группы, да и не только они, изо всех сил пытались долговую нагрузку снизить. И им это удалось.
 
"Северсталь" к концу III кв. прошлого года снизила долг до $2,084 млрд, тогда как еще в 2010 было $6,4 млрд, группа НЛМК – до $700 млн против $2,7 млрд на конец 2013 г.
 
Мировой лидер металлургии, концерн ArcelorMittal, владеющий в Украине комбинатом "Криворожсталь", сообщал о планах закончить 2016 г. с долгом менее $12 млрд.
 
В докризисном 2008 г. у него было долгов на $26,5 млрд. Хотя, конечно, тут надо уточнить, что для снижения долговой нагрузки все вышеперечисленные компании (и не только они) прибегали к продаже своих наиболее проблемных предприятий.Или в крайнем случае закрыли их до лучших времен – чтобы не генерировать убытки.
 
Р.Ахметов за все время кризиса не продал и не закрыл ни одного актива в металлургии. Менеджерам Р.Ахметова удалось сохранить его горно-металлургический дивизион в докризисном виде, за исключением предприятий, оставшихся в ОРДЛО – но это уже форс-мажор.
 
Однако, насколько правильным был такой подход, когда долговая нагрузка в условиях кризиса не уменьшалась, несмотря на ухудшение финпоказателей, станет окончательно ясно в 2021 г.
 
Украинский расклад
 
В самой Украине Р. Ахметов сейчас чувствует себя достаточно комфортно.
 
Подтверждением тому может служить принятое в феврале т.г. решение харьковского апелляционного хозсуда, вернувшего ММКИ право на аренду криворожского ГОКа "Укрмеханобр".
 
Вернуть его из аренды в госсобственность ранее пытался Минэкономторг. Очевидно, что если бы на самом верху вопрос не решился в пользу "Метинвеста" – вряд ли самый справедливый в мире украинский суд вынес бы свое решение в пользу компании.
 
Тем не менее, расклады в украинском политикуме меняются как в калейдоскопе и никто не сможет утверждать, что завтра и послезавтра статус-кво сохранится для того же Р.Ахметова.
 
Подтверждением может служить пример другого криворожского ГОКа "Сухая балка", принадлежащего российской горно-металлургической группе Evraz.
 
В марте это предприятие остановилось, поскольку разрешения на добычу железной руды у него закончились, а новые Госгеонедр не выдал.
 
Аналогичная ситуация имела место и в 2016 г., когда по той же причине ГОК простоял полгода.
 
И тут стоит напомнить, что в июле т.г. заканчивается действие спецразрешений на добычу руды, выданное ИнГОКу, а в ноябре - шахте им. Орджоникидзе ЦГОКа. Кроме того, в октябре закончится спецразрешение для Северного ГОКа. Все эти предприятия составляют основу горнодобывающего дивизиона "Метинвеста".
 
Таким образом, у президента П.Порошенко есть весомые рычаги влияния на Р.Ахметова и от того, как тот сумеет договориться с главой государства, во многом будет зависеть дальнейшая судьба его бизнеса.
 
Но пока есть основания предполагать, что каких-то глобальных потрясений не предвидится – в обмен на лояльность и отказ от политических амбиций.
 
На это указывает и положение дел в энергетическом секторе бизнеса Р.Ахметова, холдинге ДТЭК. С 1 апреля компания начала экспорт электроэнергии (э/э) в Молдову.
 
По объемам это сущие пустяки – например, на апрель предусматривается поставка всего 90 млн кВт-ч., по балансу, утвержденному Минэнергоугля Украины.
 
Если вспомнить, что при В.Януковиче ДТЭК был единственной компанией, которая занималась экспортом э/э – и соответственно поставляла ее и в Венгрию, и в Польшу, и в Словакию с Беларусью - то конечно, это очень скромное "достижение".
 
Тем не менее, сам факт, что компании, отлученной от электроэкспорта в 2014 г., власти позволили вернуться в столь доходный бизнес – говорит о многом.
 
Остается добавить, что по внешним долгам ДТЭКа ситуация аналогична "Метинвесту". Компании в I кв. удалось договориться с большинством кредиторов о переносе долговых выплат на 2024 г.
 
Но при этом они консолидированы в один выпуск облигаций, тогда как раньше обязательства были разбиты по выпускам 2013 и 2015 г., т.е. разовая нагрузка через 7 лет будет весьма значительной – $1,275 млрд.
 
Впрочем, это более длительный период, чем для "Метинвеста" и за 7 лет многое может измениться как в одну, так и в другую сторону.
 
Валерий Байкалов, "ОстроВ"








Поделиться с друзьями

Присоединяйтесь к нам






SELECTORNEWS - покупка, обмен и продажа трафика